Валютные резервы Китая тают на глазах

Во вторник Китай снова представил мировому финансовому сообществу очередную порцию нерадостных новостей. По данным, размещенным на сайте Народного банка Китая, за минувший месяц объем валютных резервов сократился на $12,3 млрд. Снижение продолжается уже седьмой месяц подряд. Если в июле 2016 года резервы составляли $3,2 трлн, то в соответствии с опубликованными данными на конец января 2017 года, уже $2,998 трлн.

По мнению власти Поднебесной, такое резкое сокращение вызвано влиянием мирового финансового кризиса и медленными темпами восстановления мировой экономики, что в свою очередь повлекло спад экспорта из Китая. К данным заявлениям стоит относиться весьма скептически. Несмотря на то, что Китай является «фабрикой мира», на снижение резервов оказало влияние не падение экспорта, а отток капитала из страны, спровоцировавшее падение курса юаня. Сегодня котировки национальной валюты Поднебесной находятся на уровне 2008 года. В период с января 2014 года по конец 2016 юань снизился с отметки 6,06 юаня за доллар до уровня 6,95 юаня за доллар. Только с марта 2016 года национальная валюта Китая обесценилась на 7,6% (с отметки 6,45 юаня за доллар до уровня 6,95 юаня за доллар). Отметим, что как раз в марте 2016 года объем международных резервов КНР находился на уровне $3,2 трлн. Приведенные данные наглядно показывают зависимость между снижением курса национальной валюты и сокращением резервов Поднебесной. Практически все второе полугодие правительство КНР пыталось сдержать давление на курс внутренней валюты. Однако, судя по графику пары доллар/юань, «сжигание» резервов с целью стабилизации национальной валюты не принесло должного эффекта.

Столкнувшись с фактом неэффективности траты резервов, китайское правительство было вынуждено в ноябре 2016 года ввести ряд ограничений на отток капитала из страны. Так, по новым правилам все международные сделки, где используется юань или доллар подпадают под контроль финансовых властей КНР. Также существует ряд ограничений на «нерациональные сделки» свыше $1 млрд. В данном случае в качестве критерия рациональности оценивается, является ли сделка профильной для покупателя. Также под особый контроль попадают трансграничные сделки по приобретению отелей, активов в сфере киноиндустрии и земельных участков.

Ко всему прочему, в конце января в прессу просочились слухи о том, что Народный банк Китая дал негласные указания, распространяющиеся на всю банковскую систему страны. По заявлениям нескольких топ-менеджеров ведущих банков, НБК были отданы устные инструкции о месячных лимитах на валютные операции. Конечно, официального подтверждения такой информации не было, однако ввиду текущей ситуации можно поверить в достоверность подобных сведений.

Трудности в экономике Китая также подтверждаются резким ростом доходности по государственным облигациям: с начала 2017 года доходность по 10-летним бондам выросла на 14%. Только в торговую сессию вторника на фоне новостей о снижении резервов рост составил 0,9%.

Судя по многим факторам, те меры, которые принимает китайское правительство, пока не дают желательного эффекта. Остается только надеяться, что у монетарных властей КНР в запасе есть еще способы стабилизировать текущую ситуацию. В противном случае Китай из драйвера роста мирового ВВП может превратиться в его уничтожителя, ведь по подсчетам международных экономических институтов вклад в мировой рост на 30% обусловлен влиянием экономики Поднебесной.
Максим РОМАНЧУК, аналитик Альпари


Комментарии работают на платформе Disqus