И терпентин на что-нибудь пригоден (с)

Это даже не интервью, а фрагменты диалога с человеком, который когда-то работал в МИД Казахстана, и, как он сам говорит, «укреплял казахстанско-французские экономические отношения».

Сегодня Казбек Бейсебаев – независимый политолог. Известен своими острыми публикациями по актуальным проблемам страны и казахстанского общества. Его суждения лишены агрессии и налета «популизма». Он пытается стоять на прочном рационализме, хотя, конечно, его словесность пропитана неким идеализмом.

– Не нужно быть особым знатоком русской сатиры и юмористики, чтобы знать, кто такой Козьма Прутков. Для нас же, для журналистов, становится актуальной – спустя почти 200 лет, – лишь одна его ипостась – сатирический взгляд на «философию жизни» бюрократов. Как вы думаете, журналистика выживет в таких условиях, станет ли она «лучом света в темном царстве»? Что вообще нам делать, когда нам говорят о том, что нельзя писать о негативных вещах? Построиться, подстроиться, чтобы жить дальше? Или направить свои творческие муки в одно-единое русло – создать коллективный разум Козьмы Пруткова XXI века?
– В свое время в степи роль всей пишущей и говорящей братии выполняли акыны. Они резали правду-матку в лицо всяким власть предержащим. Последним это не нравилось, но они вынуждены были считаться с «гласом» акынов.
Судя по стилю и тону публикаций в наших СМИ, у нас остались только придворные акыны. Нет у нас и своего Козьмы Пруткова, когда кто-то или несколько публицистов под маской могли бы изобличать пороки власти и общества. В стране нашей должен быть «одобрям-с», другое будет считаться действиями против власти со всеми вытекающими отсюда последствиями. Если и будет создан образ Козьмы Пруткова в Казахстане, то тех, кто встанет за ним, сразу вычислят и привлекут к ответственности.

– Чем, на ваш взгляд, отличается сегодня чиновник от простого человека? В чем находите вы схожесть между ними, а в чем – различие?
– Казахстанский чиновник отличается от гражданина в том, что он получает регулярно зарплату и, в принципе, его завтрашний день гарантирован. У большинства простых граждан таких гарантий, увы, нет.
Наш чиновник, как Беликов из чеховского «Человека в футляре» всегда боится, чтобы «как бы чего не вышло….».
Наши чиновники – самые настоящие слуги, только не народа, а своих начальников, а те в свою очередь, слуги своих начальников и так по иерархии вверх.
Наша проблема в том, что гражданское общество в целом по поведению становится всё больше похожим на чиновников, т.е. молчаливым и зависимым.

– С того момента, когда Казахстан стал суверенной страной, много воды утекло. Какое наше главное достижение?
– Из реальных достижений – это новая столица Астана, на которую за все годы было затрачено много сил и средств. Еще нужно упомянуть ЦОНы, которые стали реальным и ощутимым достижением.
И под этим можно подводить черту.
Рост нашей экономики – только благодаря продажи нефти и высоким ценам на нее. При этом, надо сказать, что мы, сидя на нефти, покупаем бензин и другие ГСМ в России.

­– Какое наше главное упущение?
Ирина ГАЛКИНА

Читать далее: https://zonakz.net/2018/05/23/i-terpentin-na-chto-nibud-prigoden-s/


Комментарии работают на платформе Disqus