Дмитрий Жеребятьев: Инвестиции в памятные монеты имеют свои особенности

Национальный банк РК выпустил в обращение две памятные монеты, посвященные 20-летию тенге, – золотую и серебряную. Параметры золотой просто впечатляют: диаметр – 10 см, масса – два килограмма, изготовлена из золота 999-й пробы, номинал – 100 тыс. тенге. Хотите себе такую? Готовьте 25 млн. тенге.

В настоящее время в Казахстане это самая дорогая памятная монета. Если же говорить о ее весе, то, по словам финансиста Дмитрия ЖЕРЕБЯТЬЕВА, наш золотой экземпляр не самый тяжелый в мире: нумизматы знают и трех-, и пятикилограммовые творения монетных дворов (для ведущих предприятий – английского, канадского, российского – выпустить монеты такого масштаба не проблема, однако другое дело – качество, оно может быть не proof, а proof-like).

– Дмитрий Игоревич, насколько такие монеты востребованы инвесторами, особенно, если учесть небольшой тираж – 60 штук?

– Тираж нельзя назвать эксклюзивным, такого рода монеты обычно и выпускаются по 50, 60 – до 100 штук. Что касается востребованности у инвесторов, то как раз в силу тиража особо большого хождения они, как правило, не имеют. Тут еще многое зависит от инсайда. То есть если заранее известно, что монета не пойдет в широкую продажу, а будет подарена на дипломатическом уровне, и если на подарки уйдет больше половины тиража, то тогда, конечно, стоимость может возрасти. Но если в продажу поступит все, то, скорее всего, большого прироста спекулятивной стоимости мы не увидим. В случае с этой монетой узнать, какая часть тиража и кому была подарена, мы, вероятно, сможем только после 20-летия тенге. Прецедент у нас уже есть: монеты к 10-летию независимости Казахстана – килограммовые – были подарены главам дипломатических служб, сегодня это, наверно, одна из самых дорогих серебряных монет такого плана. То есть тираж не всегда является определяющим, важно – кому монеты подарены.

– А как отражается на стоимости то, кому будет подарена монета?

– Если дарят дипломатическим особам или главам зарубежных компаний, это означает, что монету, скорее всего, вывезут из Казахстана, она где-то «осядет» и вероятность «вытащить» ее оттуда будет небольшой, потому что это достаточно состоятельные люди, и они оставляют монеты именно как памятные подарки. Таким образом, монета не возвращается на вторичный рынок, соответственно, стоимость ее повышается. Если же монета дарится высокопоставленным госслужащим в Казахстане, то появляется вероятность того, что она окажется на вторичном рынке, но это опять-таки зависит от статуса этих госслужащих. А когда большее количество людей предлагает монету на вторичном рынке, то стоимость понижается. Однако не всегда все знают, кому и как была подарена монета. Это становится известным через какое-то время – тогда, когда уже невозможно принять решение о необходимости покупки. А деньги-то в данном случае достаточно серьезные – 25 млн. тенге.

– Большинство монет Нацбанка РК имеют невысокий номинал, разве что к 20-летию независимости Казахстана и в честь VII зимних Азиатских игр выпускались весомые монеты – по 50 тыс. тенге. Но последняя превзошла всех – 100 тыс. тенге. Как вообще номинал отражается на стоимости?

– Как правило, особой роли номинал не играет. Он просто указывает на «вес» монеты по отношению к другим номиналам. У нас изначально повелось так, что серебряные монеты – это 100 или 500 тенге, золотые бывают 500, 1000, 5000 тенге. Но это никоим образом не отражает их реальную стоимость.

– Как вы думаете, за сколько можно будет купить золотую двухкилограммовую монету через несколько лет?

– Это очень серьезно будет зависеть и от цены золота, и от того, как эта монета будет распространена (то, о чем я говорил). Сегодня она уже имеется в продаже в интернет-магазине Нацбанка, а это значит, что какое-то количество монет уже находится в свободном обращении, то есть их стоимость будет, скорее всего, в большей степени зависть от цен на драгметалл. Как, например, с монетами царского времени: многие из них как продавались по цене золота, так и продаются. В случае с нашей монетой, учитывая, что тираж все-таки небольшой, можно ожидать, что она несколько вырастет в цене, но точно сказать очень сложно, в силу того, что у нее не будет такого широкого рынка. Сегодня есть не так много людей, которые могут себе позволить потратить на монету 25 млн. тенге, не говоря уже о том, чтобы перекупить ее.

Вообще, на мой взгляд, более дефицитными через какое-то время могут оказаться килограммовые серебряные монеты (Вторая монета, выпущенная к 20-летию тенге, – Авт.) – как раз в силу относительно небольшого тиража (200 штук) и стоимости. Уже сейчас при отпускной цене 223,8 тыс. тенге на вторичном рынке она стоит около $2 тыс., и можно ожидать, что цена вырастет. Кстати, в интернет-магазине Нацбанка этих монет уже нет, а золотые еще продаются.

– Дмитрий Игоревич, если обобщить, какие факторы влияют на стоимость монет?

– В случае с инвестиционными монетами важны цены на драгметалл. А вот стоимость памятных монет зависит совсем от других вещей – от тиража, дизайна, серии, от того, кому подарили, как тираж разошелся. Бывает, тираж отправляют за рубеж, Нацбанк сейчас выпускает серии на заказ, иногда эти монеты реэкспортируются и, возвращаясь, естественно, портят рынок. Вообще, на мой взгляд, оптимальный для Казахстана тираж – 1-1,5 тыс. штук в год, при том количестве, которое выпускается (около 20 ежегодно). Мы, к сожалению, выпускаем слишком большими тиражами – 4 тыс. штук для всего Казахстана, и это убивает спекулятивную составляющую. На сайте Нацбанка в продаже есть монеты еще с 2008, 2009 года. Конечно, это больше задача Нацбанка – скорректировать тираж с тем, чтобы создать правильный вторичный рынок, когда монеты будут перекупаться, какие-то будут стоить дороже, какие-то – дешевле. Конечно, сегодня есть монеты, которые имеют спекулятивную составляющую. Это первая монета «Миллениум», у которой 2 тыс. тираж, «Абай», выпущенная в 1995 году. Насколько помню, я купил их за $10, сейчас они стоят $200. Но это стоимость, по которой люди хотят продать, а по которой покупают – это, может быть, $120-130. Нужно помнить, что монеты – это долгосрочные вложения, нельзя сегодня купить монету и ожидать, что завтра продашь и получишь доход.

– В качестве одного из критериев вы упомянули дизайн. Как, на ваш взгляд, отечественные монеты «справляются» с эстетической задачей?

– Это проблема казахстанских монет – внутри серии дизайны одинаковые. На мой взгляд, это принижает ценность: человек, который покупает простую унцовую монету, получает такой же дизайн, как и тот, кто становится владельцем килограммовой. За рубежом зачастую дизайн «серьезных» монет более богатый. Нравится он или нет – это вопрос вкуса, но, тем не менее, монетные дворы стараются сделать уникальный дизайн. Например, российские монеты, особенно из спортивных серий, серий с животными, церквями, – нигде нет повторения дизайна.

– Цены на драгметаллы имеют свойство колебаться. Должен ли Нацбанк это учитывать и корректировать стоимость монет?

– Он так и делает. Насколько я знаю, регулярно, в зависимости о базовой стоимости металлов, Нацбанк корректирует продажу и покупку инвестиционных монет, а памятные монеты он назад не покупает: там есть свой вторичный рынок.

– К слову, о вторичном рынке. Как обычно происходят продажи на нем?

– Есть место, где собираются члены общества нумизматов, – в Алматы это Парк им. Горького. Есть сайты, где люди выставляют свои монеты, продают – сейчас происходит «передислокация» в Интернет. Интернет-магазин Нацбанка в этом смысле добавляет прозрачности, что очень хорошо. Я сам пользуюсь этим сервисом и очень доволен.

– А вы сами что-то продавали из своей коллекции, ведь вы собираете ее с 1997 года?

– Из своей коллекции я ничего не продавал. Во-первых, считаю, что пока рано это делать. Во-вторых, есть люди, которые покупают по две монеты, чтобы потом одну продать, у меня в этом смысле мании нет, поэтому и не продаю. А подарки – да, делаю. Я думаю, что через какое-то время у нас возникнет рынок самих коллекций, потому что на сегодняшний день уже выпущено порядка 200 монет – получается серьезная коллекция. Наверно, появятся молодые олигархи, которые захотят приобрести себе подобные коллекции целиком. Но опять же олигархов не так много. И, я думаю, на их век хватит монет, коллекций. Очереди не будет точно в ближайшее время, если Нацбанк, конечно, не скоординирует свою политику по тиражам.
Елена ТУМАШОВА (www.millioner.kz)


Комментарии работают на платформе Disqus