«Обещаю говорить правду, и только правду!». Журналисты проверят чиновников на детекторе лжи

Впрочем, проверке подвергнутся не только чиновники, но и новостные агентства, являющиеся рупором власти, и социальные сети, и блогеры, и вообще любые каналы распространения социально значимой информации.

В Казахстане стартовал первый фактчекинг-ресурс в Центральной Азии – Factcheck.kz. В общем-то, это журналистский проект, взявший на себя нелегкую миссию возвратить общество к настоящей журналистике со всеми ее законами и правилами.

Коллектив редакции призвал аудиторию совместно противодействовать недостоверной информации. Уникальный для региона проект предполагает верификацию (проверку достоверности) общественно важной информации, публикуемой в СМИ, социальных сетях, мессенджерах, заявлениях публичных персон и организаций.

Интернет-газета ЗОНАКЗ решила задать свои вопросы руководителю проекта factcheck.kz Адилю Джалилову, поскольку очень легко скатиться опять-таки к обслуживанию той прослойки общества, которая может «заказывать музыку». Адиль дал обещание ответить на каждый вопрос предельно откровенно.

– Фактчекинг в Казахстане – это что-то новое. Настало время для казахстанского общества «собирать камни»?
– Фактчекинг – относительно новый жанр в журналистике и в целом в медиа-пространстве. Его сравнивают с расследовательской журналистикой, с дата-журналистикой. Но сейчас фактчекинг имеет полноценный медийный статус. Он направлен на проверку фактов и достоверности информации.

Это достаточно лаконичный жанр (например, по сравнению с расследованиями), с «сухой» подачей (чаще всего) и строжайшими этическими принципами.

Во многом фактчекинг появился как ответ на так называемую эпоху пост-правды – когда массово стали появляться фейки, фейковые сайты, когда в информационном поле все больше доминирует популизм, когда информация все чаще воспринимается эмоционально, нежели логически.

– Фактчекинг – это своего рода детектор лжи?
– Да, согласен, фактчекинг можно и так назвать! Хотя часто речь идет не только о лжи, но и о полуправде, и о манипуляции. К примеру, когда политик, чиновник, банкир или ведомство говорят о каких-то цифрах, тенденциях, но, например, не упоминают других цифр и фактов, которые сразу бы могли поменять «картину мира».

Так, акимат какого-нибудь региона может говорить о сотнях тысяч созданных рабочих мест, но не уточнит, что это разовая или сезонная занятость. Или какой-нибудь министр заявит о сотнях проинвестированных производственных проектах, но не упомянет, что большая часть этих проектов уже закрылась, разорилась или же принадлежит фирмам-однодневкам.

– Можно ли расценивать как ложь неполную информацию?
– Думаю, что да. Нельзя бесконечно приукрашать действительность. Правильнее говорить о проблемах и их решении. И уж ни в коем случае не представлять информацию избирательно: об этом заявлю, а об этом промолчу. Конечно, общество заслуживает того, чтобы получать полную и достоверную информацию, а не отдельные фрагменты, способные, на самом деле, исказить или приукрасить действительность.

Поскольку наша деятельность направлена на противодействие недостоверной и фейковой информации, манипуляциям общественным мнением, фальсификации данных и ангажированным ресурсам, мы не скрываем свои технологии, по которым оцениваем ту или иную информацию. И чтобы нас не обвинили в предвзятости, на нашем сайте в рубрике «Правдомер» мы описываем, как мы выносим вердикт, каковы критерии того или иного вердикта.
Ирина ГАЛКИНА

Полная версия: https://zonakz.net/2017/05/31/obeshhayu-govorit-pravdu-i-tolko-pravdu-zh...


Комментарии работают на платформе Disqus